Основная проблема культуры

Основная проблема культуры — это замещение субъекта объектом. Эта историческая проблема. И генезис выделения субъекта в отдельную категорию произошёл совсем недавно. Фактически, это в явном виде первым сформулировал Ницше, выделяя личность, конструирущую собственную структуру ценностей, отличную от семьи или рода. Для большинства людей до сих пор это остаётся непреоделимой проблемой. Очень часто можно увидеть наделение атрибутами субъекта такие абстракции типа предприятия, государства, интернет сети и даже отдельные вещи. И этот пример отчётливо демонстрирует значение концептуального анализа и идентификации концептов. А имеем ли мы конвенциональное определение субъекта? По-моему до сих пор нет. Нет такого терминологического стандарта, а все законодательные прототипы, использующие официально понятие, сами до сих пор вносят путаницу под синонимом «юридическое лицо». Субъекты, идентифицирующие себя философами и лингвистами, вообще не в счёт в силу их безответственности.

Артефакт

Археологические источники

Человеческие творения возникают первоначально в мысли, в духе и лишь затем объективируются в знаки и предметы. В культуре всегда есть нечто конкретное: это определенный род и способ творчества. И поэтому в конкретном смысле есть столько культур, сколько творящих субъектов.

Понятие артефакта

История XIX века

Лависс Эрнест, Рамбо Альфред Никола. Год издания: 1938-1939. 8 томов. http://www.runivers.ru/lib/book3071

Когда у нас спрашивают: "а у вас вот это есть?", я, не задумываясь, говорю: "есть"

«На сегодняшний день, как отметил Александр Соколов, Государственный исторический архив хранит 6,5 млн дел, эти дела расположены на полках протяженность 220 км. В 1993 году Государственному историческому архиву указом Президента РФ был присвоен статус особо ценного объекта культурного наследия народов РФ.

Из этих документов больше 10% уже оцифровано. И идет процесс постепенного создания электронного контента. Мы в интернет его не выставили, потому что еще идет проработка, как это сделать с учетом интересов государства и архива».

Будем выкладывать оцифрованные образы, а если захотите копию — это дополнительные услуги. Ничего бесплатного не бывает, или налогоплательщики платят за услуги, или ты сам.»
http://regnum.ru/news/polit/1593887.html

Два "Толляна" и училище колонновожатых

Было такое училище, учрежденное в 1810 году Барклай де Толли.
Очевидно, что для успешного функционирования расширяющейся Империи нужны были системы коммуникации и в первую очередь почтовые службы. Фактически, это же время начала активного развития топографии. Железных дорог ещё не было, впрочем, видимо, кроме речных путей сообщения и робких попыток выходов в моря и океаны не было и регулярных наземных дорог. Маршруты надо было прокладывать и караваны с товарами, посылками и письмами требовали вооруженной охраны и проводников. Это понятно. Интересный факт в том, что в то время с этим училищем был так же связан однофамилец фельдмаршала — Карл Вильгельм Толль.
Он был начальником штаба у Дибича и после его смерти фактически возглавил подавление варшавского восстания. Был генерал-квартирмейстером главной армии во все времена борьбы с бонапартистами и он же начальник этого любопытного училища. Короче, очень видный организатор топографической российской службы. Любопытно и то, что в 1826-ом году учреждение было распущено, выпустив при этом 13 (по некоторым источникам — 23) декабристов.
Колонновожатый, Артиллерист, Топограф …
Военно-топографическое депо, Корпус военных топографов

Древняя история от камня, дерева и глины

Если ставить задачу описать историю технологического развития, то безусловно мы должны начинать с технологий работы с этими материалами и инструментами и их комбинаций. Веревка и обработка шкур животных должны появится позже. С рационом питания проблем даже меньше. Сейчас в работах этого направления говорят о собирательстве, рыболовстве и охоте. Собирательство безусловно было первым и оно давало достаточно разнообразную растительную пищу. Ягоды, грибы, дикие фрукты, овощи, желуди и мёд. Те же бобовые это уже белок. У племён, живущих у истоков рек и на малых реках не должно было быть проблем с рыбой, что удовлетворяло потребности в жирах. Опять же яйца птиц и возможно сырая свежая птица, включая её кровь. Верёвка и развитие способов охоты на птиц могли развиться и опять же в технологии охоты с помощью тех же птиц. Генрих Птицелов — это интересный миф и хорошо бы понять его место в хронологии. Веревка — это и первые сети и волокно для первой грубой ткани, а также строительные узлы и технологии плетения. Возможно, что и первые звери употреблялись в пищу в сыром виде. Человек безусловно видел огонь, но долгое время боялся его. Воспроизводство и поддержание огня, скорее всего, следующий уровень развития. И это пожалуй основные атрибуты древнего мира. И нет смысла выделять латинское понятие античности, поскольку это не добавляет содержание в наше представление о древности, а есть та самая древность. Это период замкнутого натурального племенного хозяйства без обмена и и прочих устойчивых коммуникаций. В нём возможно могли быть между племенные конфликты за территории в результате потери ресурсов в силу нестабильных природно-климатических условий. Было ли скотоводство параллельным развитием этих технологий? Ответ не очевиден. Кажется, что для полноценной культуры жизни кочевников уже требуется огонь, не говоря уже об инструментах обработки шкур. Хотя и тут камень и дерево как-то выручают на первых порах. Если здесь и есть что интересного, то скорее всего выведение собак и лошадей, но и то только как экзотика. Слабое развитие коммуникаций ограничивалось началом развития языка, но не письменности. Хотя на тех же глиняных табличках и просто изделиях можно было рисовать и изобретать первые абстрактные знаковые системы. И этот период мог быть сколь угодно большим и даже не важно когда он начался и даже не принципиально выделять границу его превращения в следующий этап обработки металла, поскольку эту архаику мы ещё наблюдаем по сей день. Но выделить, более или менее правильно начало производства и обработки металла, а ещё лучше технологий работы с огнём видится очень важным. Это тот самый технологический взрыв, который создал огромную пропасть в развитии и дальнейшей колонизации Земли, включая мелиорацию, дальнейшее развитие строительства и транспорта. На сколько здесь сыграла роль письменность? По сути у нас нет определений для культурного периода письменности и его соотношения с технологиями работы с металлом. Письменность больше связана с теми же глиной, кожей и бумагой, чем с металлом. Но может это только на первый взгляд. Что было раньше? Металл или Письменность? Наконец, самая важная тема — это организационные технологии, так связанные с письменностью, создание иных институтов хранения, обработки и передачи информации помимо семьи. Настало время детализировать период перехода от этой «семьи» к «государству». Кажется, что более глубокое понимание, именно, этого процесса, может помочь нам разобраться и в нашей современной политической жизни. Тем более, ровно эта история может оказаться очень даже короткой, насчитывающей не более четырёх, а то и только трёх столетий! И всё это ещё только средневековье, из которого мы никак не можем выбраться.

Взгляд на проблемы истории как на проблемы жизни

«Объективизм и натурализм исторических интерпретации приводит к тому, что история предстает перед тем, кто делает ее предметом своего исследования, «безразличной» как обезличенность числового ряда. История становится исчислимой. Задачей исследователя становится фиксация «точных» фактов, сокрытых в завалах времени. В таком случае, за «фактом», понятым таким образом, маскируется принципиальная однозначность смысла. Сам же исследователь в силу своей «объективистской» установки оказывается «как бы» вне процесса исторического становления: вольно или невольно, он уподобляет себя тому, кто стоит на вершине понимания, а следовательно, и истории. Его «объективная» позиция, предполагающая такое же оперирование с «точными» историческими фактами, как и с «числовым рядом», нередко толкает к искушению заполучить власть над будущим, поскольку будущее для него также «исчислимо», как и прошлое. В итоге, «объективист» парадоксальным образом превращается в мифотворца и футуролога в худшем смысле этого слова.
Более того, натурализация и объективизация истории нередко создают иллюзию того, что можно оторваться от «пуповины» исторически унаследованной культуры. У такого «блудного сына», принявшего объективистскую стратегию, может прогрессировать, например, фобия перед «европоцентризмом» или культурно-национальный нигилизм.»
http://anthropology.rinet.ru/old/1/zr-xestanov.htm