Христианство как культ недвижимости

То что в русском языке слово «крестьянин» происходит от «христианин» — «этимологический» факт. А у «крестьянин» синоним не только сельский житель, занимающийся земледелием и животноводством, но и «крепостной». А в некотором смысле и это одно и то же. Именно поэтому видится конструктивным рассматривать развитие современных религиозных институтов через призму перехода цивилизации с кочевого образа жизни на оседлый. И, именно это демонстрирует период колонизации от Сибири до Америки. Процедура крещения как регистрация «гражданского состояния», постоянные уроки языка в приходах в виде духовных практик замешанных на идеологической пропаганде, всё это вполне прагматичная история нашей современной цивилизации, в основе которой развитие рынка недвижимости и период колонизации как период количественного роста. Не пора ли переходить к новому качеству?
В Великобритании в 80-е годы возник так называемый «белый табор» или «новые цыгане». Табор вырос из группы анархистов, которые удачно совершили уникальный социальный эксперимент и стали кочевать по современной Англии.

С точки зрения кадастра неважно какая религиозная (читайте культурная) специфика на данной территории. В орденский период цивилизации уверен был огромный спектр уставов, которые легли в основу дошедших вероисповеданий. И этот процесс ещё в развитии. Ну и, наконец, рабство. Оно имеет тоже свой оттенок. Крепостной ещё не значит «собственность». Поэтому и проявляется некоторая добровольность. Думаю, что в определенный период бродяг просто ловили, а вот они-то уже вполне могли стать рабами. Быть приписанным к крепости или городу с точки зрения раба как объекта собственности уже в определенном смысле свобода.

Даже в зонах людей заставляют работать. Ну убежите Вы. И что? Иногда наоборот люди совершают преступления, чтобы попасть опять на зону. свобода не генетическая потребность. И зависит от внешних обстоятельств. Она воспитывается и она, конечно, фактор для творчества, но не обязательный и уж точно не достаточный, тем более для истории. Есть и другие источники, более принципиальные. Когда свободу в детстве ограничивают, показывают её границы. Свобода — культурный феномен. И ребёнок может желать стать взрослым, но для этого сначала должен понять что такое ответственность, когда принимает собственные решения.

ТНК пока не стали государствами: Павел Крупкин

Profima SA

«Эту фирму в документах военных лет упоминают как официальный холдинг Ватикана, а также обвиняют ее в «занятии деятельностью, которая противоречит интересам союзников».»
http://www.gazeta.ru/business/news/2013/01/22/n_2718781.shtml

Отмена крепостного права и всеобщая воинская повинность

В России странным образом почти совпадают по времени. С одной стороны в литературе выстроена такая логика, что крепостное право обвалилось под давлением развития промышленности. Я считаю, что промышленность, её первые организаторы были сами рабовладельцами или владельцами крепостных душ, которых использовали для процесса производства. В конце концов, они покупали и продавали эти души на рынке и никаких проблем не должно было возникать на рынке рабочей силы. Другое дело, что повсеместно стали организовываться новые институты власти в виде так называемых государств. Сначала монархий в начале и середине 19-ого века, а потом, обезличенных ответственностью, государств в их современном виде, с введением института фиктивного юридического лица. Так вот монарху для борьбы с конкурентами потребовалось дешевое пушечное мясо. При этом такое, которое можно было вывести из под контроля потенциальных конкурентов. Вот собственно и вся альтернатива. Или есть ещё более убедительное объяснение этому?
1861-ый год отмена крепостного права.
1874-ый год введение всеобщей воинской повинности.
Более того, можно предположить, что не все походы того времени носили чисто военный характер. И сначала эти походы — экспедиции были коммерческими предприятиями исследований новых земель для колонизации, поиска природных ресурсов, строительство дорог, крепостей, не такого простого картографирования и так далее. Но когда первые избранные монархии начали играть в самостоятельный бизнес, а по-другому и быть не могло, поскольку они были такими же бизнесменами как и их первый электорат, они с помощью бюрократии стали прибирать собственность к своим рукам, в частности и через институт наследования власти, а не только имущества, поскольку только так можно было присвоить весь «общак». И с разными вариациями, фактически, повторился процесс секурялизации (когда было приватизировано имущество прежних владельцев, главным образом «храмных» синдикатов, которые были все по сути над территориальными административными образованиями, тем что мы сейчас называем транснациональными корпорациями да ещё с возможностью делать свои собственные деньги).

Промышленная революция и крепостное право