Средневековые архетипы современной России

Атака с Правого Берега
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

Новое средневековье: Россия как феодальная страна?

ТНК пока не стали государствами: Павел Крупкин

Profima SA

«Эту фирму в документах военных лет упоминают как официальный холдинг Ватикана, а также обвиняют ее в «занятии деятельностью, которая противоречит интересам союзников».»
http://www.gazeta.ru/business/news/2013/01/22/n_2718781.shtml

История XIX века

Лависс Эрнест, Рамбо Альфред Никола. Год издания: 1938-1939. 8 томов. http://www.runivers.ru/lib/book3071

Парадокс национальной идеи

Фактически, любое современное национальное государство, это маленькая (или большая) колониальная империя, в которой один какой-то народ получил языковое и культурное, а с ними политическое преимущество над другим или другими. Поэтому любые речи так называемых «национальных» элит о независимости или суверенитете, это страх конкуренции с международной элитой и непомерное желание власти. Если прямо поставить вопрос перед простым человеком, которого нанимает предприниматель, какую эксплуатацию он предпочитает, то мы получим не абстрактный ответ на тему национализма, а вполне конкретное желание человека получать больше и жить лучше. Кто и как обеспечит это, человеку абсолютно безразлично, какие есть ещё классово-групповые или партийно-идеологические интересы. И все государства продукт расширения субъектов прав собственности и, в первую очередь, земельной. Недаром, с созданием государство сразу возникла идея дать каждому рабочему по несколько соток земли. Весь революционный шабаш это конфликт крупных землевладельцев с предпринимателями, которые недовольны рентой. Никакой такой народ здесь ни при чём. Народ может взбунтоваться в деревне или вокруг городского райисполкома, когда у него отбирают землю или угрожают голодом. Пока земля или деньги не распределяются справедливым образом между всеми людьми, большинство не является реальными политическими субъектами и отстранены от принятия принципиальных решений. Тот же капитализм заинтересован в создании абсолютных иерархий. А его оппозиционеры слева никто иные как те, кто лишен власти, но её жаждет и хочет управлять. Вот только чем? Людьми или тем же капиталом?

kroopkin (http://kroopkin.livejournal.com)
Противоречие, о котором Вы говорите, проявляется лишь в ордынской перспективе. Чтобы оттенить основную мысль, перефразирую его применительно к другой коллективной идентичности: Любые речи родителей о так называемоя святости семьи — это архаический страх перед современными формами воспитания. Если же спросить самих детей на тему воспитания, то они будут говорить об игрушках и методах педагогической коммуникации. Кто даст им это — им «до лампочки», будут ли это папа с мамой, или все это они получат в детском доме… И т.д. Все же всегда оно лучше быть для начальства «своими», чем «кем-то там», кто хочет лишь жрать, да срать…

Для «начальства», конечно. И кажется, что для самого начальства было бы лучше прямо так и формулировать проблему, а не наводить тень на плетень. Доверие на вранье не построишь. И обычная семья, действительно, отличный тому пример.

Демографические технологии

Панславизм вчера и сегодня

«Начало XIX века было той эпохой, когда, собственно, и зародился национализм как идеология и направление мысли, как точка включения политической мобилизации. Это движение было общеевропейским: первыми к национальному соединению устремились итальянцы и немцы (а когда же французы?), а вслед за ними и славяне … Состоявшийся в 1867 году в Москве славянский конгресс фактически оформил статус лидерства России в славянском движении. Тому было простое объяснение – считалось, что раз русские единственными из всех славянских народов имеют собственное государство, стало быть, в славянской семье являются народом передовым и должны выполнять функцию старшего брата. За 20 лет до этого, в 1848 году, в Праге прошел первый Пан-славянский конгресс, на котором, собственно, славянский вопрос и был впервые озвучен в качестве национальной идеи.»
http://russ.ru/pole/V-Bolgariyu-s-lyubov-yu-panslavizm-vchera-i-segodnya

Императивы форс-мажорного народа