Про жрецов

На пути от колониальной к глобальной парадигме развития

«История Сибири имеет много общего с историей Соединенных Штатов – другой великой европейской колонии. Хронология зачаровывает. Первые сибирские города возникли практически одновременно с первыми американскими: Тобольск (1578), Сургут (1593), Томск (1604) и Красноярск (1628) немного старше Джеймстауна (1607), Нью-Йорка (1624) и Бостона (1630). Конечно, в конце XVIII века британские колонии обрели независимость – и этому в русской истории не находится аналога. Но все равно можно лишь удивляться, что золотые лихорадки в Сибири и Калифорнии обе пришлись на одно и то же время – 1840–1860-е годы, что совпали по времени и события, приведшие к началу систематического заселения Дальнего Востока и «Дальнего Запада», – отмена крепостного права (1861) и принятие закона о гомстедах (1862). Владивосток и Лос-Анджелес получили статус города с интервалом всего в 10 лет. Однако к концу XIX века стали все более заметными отличия в темпах и последствиях российской и американской экспансий. К тому времени, когда в России было закончено сооружение Транссиба (1903), Тихоокеанское побережье США было связано с остальной территорией страны уже четырьмя железнодорожными магистралями. Всего через полвека после начала экономического бума на американском Западе этот регион превратился в сопоставимый со штатами Восточного побережья хозяйственный центр, в то время как в Советском Союзе его тихоокеанские территории так и остались «дальним» Востоком. Сегодня три самых северных субъекта России – Камчатский край, Магаданская область и Чукотский автономный округ – с общей территорией (1,62 млн. кв. км) и населением (530 тыс. человек), схожими с показателями Аляски (1,71 млн. кв. км и 722 тыс. человек), обладают региональным продуктом в 198 млрд. руб. (6,1 млрд. долл.) против аляскинских 44,9 млрд. долл. Сравнения можно продолжать и дальше.»
http://www.ng.ru/ideas/2012-11-02/5_siberia.html

Маркус Вельзер — бургомистр Аугсбурга и владелец Венесуэлы

1558—1614. Был консулом в Венеции немецкой торговой компании Fondaco der Tedeschi. Вместе со своим братом вёл международную торговлю. Подозревается в самоубийстве в связи с банкротством. Обширная литературная и меценатская деятельность сделала Вельзера одной из значительных фигур позднего немецкого гуманизма. Круг его commercium litterarium включал Исаака де Казобона, Галилео Галилея, Иосифа Скалигера, Иоахима Камерария Младшего, Кристофа Шейнера. В 1594 году он издал книгу собственного сочинения по античной истории родного города, а также выступал издателем и инициатором антологий. Основанное им издательство «Ad insigne pinus» было защищено императорскими привилегиями и выпустило около 90 изданий преимущественно по христианским древностям. Возможно, Вельзер был инициатором градостроительной программы Аугсбурга, которую начиная с конца XVI века реализовывал Элиас Холл.

Франция и Англия как бывшие колонии

Трудно представить, что ещё лет триста назад территория вокруг Лондона и Парижа были дикой и цивилизация «Римской Империи» туда пришла точно так же, как и на Босфор или в Испанию, как когда-то в сам Рим. Общепринятая версия истории упомянутых держав согласуется с такой постановкой, уводя информационные свидетельства в глубь веков. Но я могу привести массу аргументов в защиту того, что это было еще в 17-ом или даже в 18-ом веке. Колонизация планеты начиналась под эгидой единого мира без границ и только с Реформацией и национальной идеей, Англии и Франции, с их морскими приоритетами, досталось современное наследство, включая Америку. Но в открытые моря цивилизованный мир «поплыл» сначала через порты Ганзы и Генуи с Венецией, последняя и представляется предшественницей Парижа и Лондона. Империя захлебнулась от своих собственных масштабов, от того же ипотечного кризиса, как писал в своё время Шпенглер в «Закате Европы». Можно было в заголовке указать ещё и Испанию с Турцией, да и, вообще несколько современных стран, но цель сделать акцент на Франции и Англии. Чтобы остальным националистам было не так обидно. Религиозный и национальный маразм помогали в конкурентной борьбе двигаться капиталу и переносить центры власти по всему миру. И основной капитал уже давно не в США. После Японии его следы проявлялись на островах и полуостровах в Юго-Восточной Азии, а теперь он активно крутится в Китае, Индии и Бразилии. И пока он не взорвёт Африку, никакого серьёзного финансово-экономического кризиса не предвидится. Так по мелочам, проблемы спекулянтов и аферистов. В сейфах настоящих «капиталистических акул» ещё достаточно патентов, а в мире обучаемого потребительского потенциала.