ПАРАДОКСЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИНАМИКИ

» … помещая электронный гипертекст в контекст истории интел-лектуальной культуры, мы можем убедиться в том, что на самом деле ситуация, которая резко обозначилась в компьютерный век, имеет гораздо большую протяженность в историческом времени

Расстрела царской семьи не было

Со дна российской истории

Интеллектуальная история и история ментальностей: двойная переоценка?

Сформулировать те проблемы, которые ставит перед нами интеллектуальная история, — наверное, самая сложная вещь в мире. Прежде всего из-за терминологии.

Нет никаких, собственно говоря, “созидательных” теорий, поскольку как только идея, сколь бы фрагментарной она ни была, реализовалась (пусть и не полностью) в сфере фактов, то имеет значение и действует уже не идея, а институция, которая обладает своим собственным местом и временем и включает в себя сложную и подвижную сеть социальных фактов, производя и испытывая тысячу разнообразных действий и тысячу реакций.

Это означает воссоздание “глубинной”, или “скрытой”, грамматики (как выражается Вейн), которая лежит в основании наблюдаемых практик или сознательного дискурса. 

Понятие культуры является столь же опасным, как и понятие интеллектуального объекта.

Понятие культуры, <…> обозначает исторически передаваемую схему значений, воплощенных в символах, систему унаследованных понятий, выраженных в символических формах, посредством которых люди общаются, сохраняют и развивают свое знание о жизни и установки по отношению к ней. (СИМВОЛИЧЕСКИЙ ОБМЕН?)

https://magazines.gorky.media/nlo/2004/2/intellektualnaya-istoriya-i-istoriya-mentalnostej-dvojnaya-pereoczenka.html

Исторический метод

Гилберт Дж. Гэррэган

  1. Когда источник был написан или не написан (дата)?
  2. Где источник был создан (локализация)?
  3. Кем источник был создан (авторство)?
  4. Какой материал лег в основу источника (анализ)?
  5. В какой первоначальной форме источник был создан (целостность)?
  6. Каковы доказательства содержания источника (авторитет)?

Бернгейм (1889) и Ланглуа и Сеньобос (1898)

  1. Если все источники придерживаются единого мнения о событии, историки могут считать, что событие действительно имело место.
  2. Однако всегда возможны исключения из правил. Даже если большинство источников связывают события воедино, если источник не проходит тест на критический анализ текста, он не может считаться достоверным.
  3. Источнику, который может быть подтвержден ссылками на внешние источники в отдельных местах текста, можно доверять в полном объеме, если даже это и не подтверждается всем текстом первоисточника.
  4. Когда два источника расходятся по определенным позициям, историк предпочтет более авторитетный первоисточник, другими словами, тот первоисточник источник, который создан экспертом или очевидцем.
  5. В целом мнение очевидцев предпочтительней, особенно в тех случаях, когда обычный наблюдатель мог сообщить конкретные факты и данные о происходящем событии.
  6. Если два независимо созданных источника сходятся во мнении по какому-либо вопросу, достоверность каждого из них будет существенно выше.
  7. Когда два источника противоречат друг другу и не существует иных оценок и доказательств, историки принимают тот первоисточник, который не противоречит здравому смыслу.

Луи Готтшальк

Для каждого конкретного документа процесс установления достоверности (идентификации) должен быть проведен отдельно независимо от правдивости (авторитета) автора. При этом каждая часть доказательств должна быть оценена по отдельности.

ПРОЦЕДУРЫ ОБЪЯСНЕНИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ИСТОРИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И ЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Методологическая специфика и особенности эвристического использования процедур объяснения и интерпретации в концептуальном осмыслении исторического процесса. Анализируются теории В. Дильтея, В. Виндельбанда и Г. Риккерта о специфике дифференциации естественных и гуманитарных наук. Выясняется эпистемологическое отличие интерпретации от понимания.

https://cyberleninka.ru/article/n/protsedury-obyasneniya-i-interpretatsii-istorii-istoricheskiy-i-logiko-metodologicheskiy-aspekty

Временное правительство Амурской области

Орган власти Амурской области, созданный после восстания Чехословацкого корпуса во время гражданской войны 18 сентября 1918 года в Благовещенске после эвакуации советских органов власти из области и вхождения на её территорию казачьего войска под предводительством атамана Ивана Михайловича Гамова, Амурского отряда подполковника генерального штаба Ивана Никитича Никитина, а также японских вооружённых сил.

За время нахождения у власти Временное правительство Амурской области упразднило все органы советской власти и проводило автономистскую политику, не признавая над собой власть Временного Сибирского правительства Вологодского (ВСП) и Временного Сибирского правительства Дербера (ВПАС), Делового кабинета генерала Хорвата. После образования 23 сентября 1918 года Временного Всероссийского правительства правительство Амурской области подчинилось ему. 10 ноября 1918 года на расширенном заседании с участием областной земской управы и представителей общественных организаций было решено упразднить Временное правительство Амурской области.

https://ru.wikipedia.org